new
бесплатная ставка
до 10 000
ЗАБРАТЬ БОНУС
Извините, по вашему запросу ни чего не найдено.
Поиск...
Алена Литвинова
Алена Литвинова
Эксперт
Опубликовано:
Обновлено:

В Колумбии оранжево-черный закат, низкие облака над Андами, где-то внизу кружат кондоры и шелестят восковые пальмы, древние столицы, шикарные пляжи и остров Горгона, где раньше была тюрьма — колумбийский аналог Алькатраса. Индейцы всех оттенков коричневого в самолете покупают дешевые сигареты, а я пытаюсь говорить со стюардессой на испанском — она снисходительно улыбается.

Утром с первыми птичьими голосами и в предрассветном тумане мы в Боготе. Идет дождь, лают собаки, с остекленевшими глазами и хищным оскалом мы выходим на поиски завтрака. Так начинается наше путешествие в поисках той самой Колумбии, которой нам никто не обещал, — со всеми мифами и легендами, кокаином и кофе, карибскими пляжами и горными индейскими поселениями, партизанами, изумрудами, опасными боксерами и петушиными боями.

В столице климат скверный. Ночами сыро, днем солнце начинает поджаривать окрестные горные вершины и сам город, не прогревая его до конца, но к пяти-шести вечера вся Богота начинает сочиться потом и дурно пахнуть. Ночные клубы здесь открываются с четырех часов, казино открыты круглые сутки, везде торгуют изумрудами. Центр весь в ярких цветных пятнах на стенах, окнах и ставнях — словно в городе прошел матч по пейнтболу. Когда в центр начинают стягивать национальную полицию, тяжелую бронетехнику и армейские части, мы покидаем стрельбище, грузимся в автобус и движемся на юг, в «кофейный треугольник», к вулканам и гейзерам, индейцам гамбино и маленьким белым городкам в колониальном стиле.

В автобусе всех снимают на видео­камеру — на случай захвата террористами. На соседнем сиденье паренек из местных без остановки трещит по сотовому, а когда в горах батарея садится, достает из сумки аккумулятор от мопеда и скручивает его проводами с «Нокией». На экране телевизора Ван Дамм перерезает горло вору в законе на русской свадьбе, потом играет на скрипке и кормит черепашку. Молодожены хором поют: «Милый будет воровать, а я буду продавать…» За окном Кали, и на улицах жгут костры и мусорные баки. По радио передают сальсу и новости про футбол.

— De donde eres, Estados Unidos? — двое подростков, сидя у ступеней церкви, курят что-то забористое, идет густой черный дым.

— Россия — это хорошо, — кивают пацаны. — США — козлы.

Колумбийцы по большей части не представляют, где Россия. Хорошо знают, где Канада и США, и если когда-то полетят их бомбить — не промахнутся. В номере отеля у нас, кстати, рядом с «Желтыми страницами» лежит книга Самаэля Ауна Веора «Психология революционера».

— Вот, я знаю Россию! Пав-лю-ченко! И Арс-с-счавин!

Футбол как средство коммуникации. Все знают «русскую подружку» Криштиану Роналду. Никто не слышал о Брейдисе Прескотте, Карлосе Тамара, Рикардо Торресе и Эдисоне Миранде (про великих вроде Родриго Вальдеса и Антонио Сервантеса спрашивать тоже бесполезно). Говорят, бокс любят на атлантическом побережье — Баранкилья, Картахена…

На тихоокеанском побережье спорт только один. Одна нескончаемая гонка наперегонки с местными пограничниками — наркотрафик в Панаму. Пабло Эскобара давно нет, но дело его живет.

— Пабло, конечно, я помню его. Он был моим первым работодателем, я выстроил для него этот отель. Я тогда ловил рыбу, а он покупал всех — полицию, рыбаков, продавцов. Скупил весь малый бизнес на берегу, все были прикрытием и покрывали друг друга. По крайней мере я не возил наркотики, я строил…

На берегу тоска. Охотимся на пеликанов, ловим крабов, изучаем мангровые джунгли, в спортивных клубах единственный спорт — бильярд и пиво. В Байя-Солано самые вкусные обеды в забегаловке у доньи Долорес. Побить собаку камнями входит в стоимость ужина. Пиво — еще 2000 песо.

Когда мы были в шаге от того, чтобы загарпунить соседскую курицу, пришло время убираться ко всем чертям — в город Пабло, Медельин. Там современное метро, Музей Антио­кии с самым полным собранием работ Фернандо Ботеро (особенно ему удалась картина «Смерть Пабло Эскобара», ну и вторая похожая «Пабло Эскобар мертв»).

На Карибском побережье мы обнаруживаем лишь огромный и кудрявый памятник футболисту Вальдерраме, сигары с привкусом морской соли, много хорошего рома и футбольные поля — одно у крепостной стены, другое на пляже прямо у причала, где пахнет рыбой и стволы пальм выкрашены в цвета колумбийского флага.

После двух недель беспорядочных перемещений по джунглям, пустыням и городам я уже совсем не похож на гринго. На пляже Бокагранде в Картахене меня принимают за аргентинца, а затем пытаются продать итальянский «ролекс», массаж, бусы и кокаин.

— Тебе по спеццене, как лучшему другу! Ты разбираешься в часах, должен разбираться и в кокаине!

Я сливаюсь с естественной средой настолько, что обращаюсь к колумбийцам hermano — «братишка». Братья-индейцы жуют листья коки, те самые, что президент соседней Боливии Эво Моралес жевал на трибуне ООН. Около пяти долларов небольшой пакетик — чтобы вписаться в окружающий пейзаж.

В маршрутке Картахена — Баранкилья мы видим захваченную инопланетянами Москву, Гошу Куценко, самолет в ЦУМе и атомную субмарину в Москве-реке. Но настоящий апокалипсис — прямо за окном: Баранкилья выглядит как город, на который упали цунами, землетрясение и все проклятия вуду. Да, здесь должны любить бокс. Но мы едем дальше.

Босиком по сельве, через колючую проволоку, через горные реки, по дорогам, разбитым лошадиными копытами. На маленьких отказы­вающихся взлетать с первого раза самолетиках. Через Гуахиру, где у индейцев двойное гражданство — Колумбия/Ве­не­суэла, — и они везут с приветом от Уго Чавеса дешевый бензин в обмен на дешевую коку, и все города напоминают склады горюче-смазочных материалов, где люди спят, едят, играют и курят, сидя на канистрах и цистернах. Там же в заброшенных рыбацких деревушках живут дети солнца, словно персонажи Габриэля Гарсиа Маркеса, и наблюдают за неотвратимым угасанием всего вокруг — как деревню заносит песком, большая рыба уходит к другим берегам и только солнце продолжает выжигать в пустыне и на скалах свои письмена.

Пробегаем по берегу мимо индейцев, контрабандистов и останавливаемся, только когда дорогу нам переходит крокодил. Двухметровый динозавр выходит из джунглей, проходит по пляжу, плюхается в океан, некоторое время борется с прибоем; затем я отправляюсь за мачете, и он уплывает. Время на мгновение останавливается, а затем снова набирает ход… Мы снова в Боготе. Там у нас только одно дело. Главное, за чем приехали.

— Club Gallistico, — называю адрес. — Поехали.

— О, ты знаешь, куда ехать в Колумбии. Давно здесь?

— Три недели.

— Осторожно, там может быть опасно.

Андрей Баздрев

За последние три недели мы свык­лись с тем, что ничего опасного в Колумбии нет и быть не может. Ели акулу, охотились на крокодилов, бродили по ночному Медельину, ехали автобусами через полстраны, обедали в огромной бочке с бензином. Еще нам все время рассказывали что-то про иностранцев, которые пропадают бесследно.

Петушиные бои в наше время можно посмотреть разве что в Мексике, Таиланде и на Филиппинах. Возможно, они опасны где-то в США — там они вне закона, Майкла Вика посадили за организацию собачьих боев, и Рой Джонс больше не возит своих птиц в Луизиану. В Колумбии сходить на эти бои — как промочить горло за ужином. Арен много, бои проводят повсеместно, но это не самое трендовое времяпрепровождение для колумбийской молодежи. Скорее, место, где настоящие мужчины, сыновья гордых индейских женщин, встречаются с другими такими же.

Андрей Баздрев

А еще это бизнес, завязанный на крови и ставках. Этим занимаются только лучшие из лучших — Дон Кинг, Боб Арум и синьор Гутьеррес — матерые профессионалы с повадками серийных убийц. Им все равно, что продавать — бокс, бега или петушиные бои, рабочие места и предвыборные обещания.

У входа большая табличка с просьбой оставлять оружие, решетки и фейс-контроль. Навстречу — окровавленная тушка в перьях, полуживой, еле дышащий боец. На арене — портреты больших чемпионов и цитата из императора Клавдия, того самого, что сам любил выйти в Колизей и рубить там людей и зверей. «Друг, вооружи своего петуха и приноси его и разоружи свой дух, чтобы получить от наших игр большее удовольствие», — говорил Клавдий.

Андрей Баздрев

Пока я все это рассматриваю, «Гиро Кочирай» пускает «Скорпиону» кровь, прижимает голову в клинче и бьет несколько раз в затылок. Потом выклевывает глаза, и пока Скорпион бьется в агонии, хозяин разматывает ему тейп на ногах. Тейп служит не столько для защиты ударной части конечности, сколько для того, чтобы зафиксировать длинную шпору, острое лезвие, которым наносится примерно половина ударов. Они оставляют на голове аккуратные сочащиеся красной жидкостью надрезы и выписывают любому упавшему на землю смертный приговор.

Андрей Баздрев

Петухи, как болиды, делятся по «галлериям» (gallo — «петух», galleria — петушиная «конюшня»). Хозяин-gallero готовит петуха к бою прямо в баре у входа, крепко держит птицу в руках и закапывает бинты на ногах свечным воском, скрепляя шпору, оголенную кожу и ткань. Крики петухов доносятся со всех сторон — разные голоса, гордые и дрожащие, сиплые, мощные и совсем неокрепшие. Все готовы драться. Часть клеток уже пустует, и разбросанные по рингу перья ясно дают понять, что здесь происходило.

Андрей Баздрев

Объявляют следующий бой, я проталкиваюсь через охрану в рингсайд, где играют в карты и домино. Начинаются торги. Заводчики выносят двух петухов, желающие поставить выкрикивают суммы и расхаживают, воинственно поглядывая по сторонам — кто примет ставку. 80 000 песо — это около $50.

— 80! Ну, кто 80! 80 на красного!

Петухов стравливают и по сигналу отпускают. Этот бой короткий — спустя полминуты следует удар в открытый затылок, орган, отвечающий за равновесие, и петух падает. Пытается вскочить — раз, другой, но, выпрыгивая, кувыркается через голову и снова падает.

Андрей Баздрев

Вернувшись к бару, чтобы купить еще пива или рома, разговариваю одного из больших игроков. В отличие от большинства, он не в кожаной крутке или дубленке (ночью в Боготе бывает около пяти-семи градусов тепла), а в сером костюме.

— Много боев сегодня?

— У нас каждый вечер по 60–70 боев. В среду и пятницу. Ставки небольшие, но люди сюда не за этим приходят, не выиграть или проиграть.

— Любят петухов?

— Вы же видите, как они заботятся о птицах — как их снаряжают в бой, их еще нужно вырастить… Тренировки, высокопротеиновая пища, а еще им выщипывают перья на ногах, выстригают боевые прически на голове.
Это хозяин зала San Muguel, промоутер петушиных боев синьор Гутьеррес.

— Идем назад, сейчас будет интереснее. Со временем ты сам все поймешь…

— Иностранцы часто бывают?

— Заходят иногда. Много пьют, некоторые быстро уходят. Нужно любить птиц, любить Колумбию, сюда приходят, чтобы общаться, здесь нужно чувствовать себя как дома или в гостях у старого друга.

Андрей Баздрев

Выключаю камеру в телефоне и включаюсь в игру. Мне предлагают пари. Машет с трибуны повыше молодой индеец в мотоциклетной куртке.

— Сколько, амиго?

— 30 000! На того, что справа!

— Принято, братишка!

Я сознаю ошибку довольно быстро. Я всегда ставлю на андердога. Выбираю бойца из тех, что поменьше, не такого яркого, без агрессивно выстриженного хохолка… Более тяжелый петух в перспективе всегда имеет преимущество. Он давит, изматывает соперника, в его ударах больше веса, и рано или поздно, если сопернику неожиданно не повезет, преимущество становится решающим.

Андрей Баздрев

Бой идет 12 минут, и на полпути я вижу признаки угасания. У моей птицы начинает заливать кровью глаза, удары становятся слабее, в клинче второй опирается ему на шею, и мой вообще теряет ориентацию в пространстве… Исход ясен. Как только судья дает сигнал, хозяева петухов поднимают их с пола… Деньги переходят из рук в руки. Практически каждый бой заканчивается смертью. Ночью мне будут мерещиться визжащие от ужаса свиньи, которых рубят мачете.

Еще бой. Я уже начинаю разбираться, как действуют самые опасные из местных убийц, те, что не оставляют оружие на входе. Вот «Хонда» — он совершенно очевидно ставит на удары ногой. Он легче остальных, высоко выпрыгивает и вспарывает головы и шеи многочисленными повторными ударами. Но вблизи теряет точность и словно перестает видеть соперника. Я выигрываю на его оппоненте потерянную в предыдущем бою тридцатку, когда он, воспользовавшись усталостью «Хонды», сближается и начинает бить в глаз, заплетая шею и не давая отойти.

Андрей Баздрев

Другой петух активно работает крыльями, наносит ими хуки и полуапперкоты, затем добавляет головой… У большого петуха из «галлерии», расположенной прямо на соседней улице, смертельная хватка, почти как у бультерьера. Он вцепился в клюв сопернику и так его и не отпустил, пока из глаз не брызнула кровь. Петухи из «Гиро Кочирай» — самые красивые. Они владеют убойным ударом точно в глаз. Отличный способ отправить неопытного молодого петуха сразу к великим праотцам, чьи портреты висят на стене. Петуха, потерявшего глаз, уже не спасти, и, как правило, его дают добить.

Андрей Баздрев

Зрители на трибунах надсадно кричат на разные голоса, подгоняя птиц и сводя их с ума. Хлопают, стучат, свистят и сами теряют голову.

В какой-то момент понимаю, что убийств на сегодня хватит. Вечер заканчиваю с небольшим минусом, легким опьянением; денег — как раз на такси до Канделарии. На выходе суют приглашение на большой матч — похоже, не вполне легальный, на загородной ферме. В свете уличных фонарей замечаю пятна петушиной крови на своих белых штанах. Дон Гутьеррес одобрительно кивает и показывает два больших пальца.

Андрей Баздрев

Расскажите друзьям:
Комментарии - 0
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи.
i
17.06.2021
3 из 5

долгий вывод и коэфы порезали

все отзывы все
a
17.06.2021
3 из 5

сколько не пытался разобраться, так и не понял в полной мере их бонусов, сайт не очень удачно сделан и в принципе как-то схалтурили..

все отзывы все
P
15.06.2021
4 из 5

Делаю ставки в данной конторе почти год. До этого пользовался другим бк, но надоели постоянные порезы после того как поднимешь неплохой кэш. Тут с таким не стаолкивался. Верификация прошла очень быстро(минут 5-7). Только пополнился и уже приветственный бонус прилетел. Ставки рассчитывают мгновенно, а это не может не радовать. Играть продолжаю.

все отзывы все
l
11.06.2021
5 из 5

Несложная верификация, игра на рубли, много притяных акций. Именно это и подкупило играть здесь.

все отзывы все

Подобные
Статьи

все все
Олимпийские игры в Токио
Великая поведет Россию к медалям
Юрий Усынин, 29 лет
23 июля 2021
Как пройти идентификацию в БК Bettery
Bettery
Как пройти идентификацию в БК Bettery
Руслан Абрамов, 31 год
19 июля 2021
ЧЕ турнир удался
Возвращение Короля
Юрий Усынин, 29 лет
12 июля 2021