new
бесплатная ставка
до 10 000
ЗАБРАТЬ БОНУС
Извините, по вашему запросу ни чего не найдено.
Поиск...
Алексей Юсуфов, 28 лет
Алексей Юсуфов, 28 лет
Эксперт
Опубликовано:
Обновлено:

Забыть про 50 миллионов

«Если вы хотите правду, будем говорить анонимно. Одно анонимное интервью у нас уже было недавно – причем никто в команде до сих пор не знает, кто его давал. Там было написано что-то вроде «на матч мы вышли под дулом пистолета, под давлением». Тренеры заходят в раздевалку с газетой: «Вы че, о…ли?» А все сидят, переглядываются. Реально никто не знал, кто дал это интервью. Но точно кто-то из команды, потому что неправды там не было».

Когда деревья были большими, а «Лада» была машиной, в Тольятти играла сильнейшая хоккейная команда России. Это были денежные, но неспокойные времена. Игрок той «Лады» Эдуард Горбачев может припомнить, как на улице стреляли из гранатомета, а в то время, когда «Лада» завоевывала медали килограммами, были месяцы с печальным показателем — одно заказное убийство в день.

Прошло 15 лет, делить стало нечего. Завод стал работать кое-как — чуть ли не в одну смену. Обмельчала и «Лада». Встала стройка новой арены. Полтора года назад клуб залогом в 50 млн руб. гарантировал, что начнет сезон-2010/11 на «Лада-Арене». Эта гарантия, пожалуй, сейчас мало кого тревожит, потому что стоимость возведения стадиона — около 2,7 млрд руб. Работы на участке прекратились более полугода назад. Вырытый котлован, забитые сваи — все, что было там сделано. «Команду довели до банкротства, чтобы не строить новую ледовую арену и не тратиться на большой хоккей», — заявил «Советскому спорту» тренер Сергей Михалев, работавший в «Ладе» как раз в золотую эру.

— У нас все в городе завязано на «АвтоВАЗе», — говорит Денис Метлюк, выигрывавший с «Ладой» золото в 1996 году, а сейчас работающий в автомобильном бизнесе. — Дают зарплату на заводе — торговля оживает. Когда плохо заводу — плохо всем. Сейчас в городе очень депрессивная ситуация.

«Началось все с предсезонки. «Деньги были, деньги будут, сейчас денег нет». Всего нам с августа выдали три зарплаты: две от лиги, одну от клуба. Ноябрь, декабрь, январь – за них нам еще не заплатили. Еще осенью мы пару раз хотели начать бастовать. К нам приехал Завьялов: «Ребята, мы из «Ростехнологий», будем вас спонсировать. Потерпите немного». Сказал, что его корпорация изучит бумаги – и финансирование начнется недели через две. И мы продолжили выходить на игры. Не знаю, может, тверже надо было быть».

Пожизненный срок

С начала сезона «Лада» рассталась со всеми лидерами, сменила гендиректора и главного тренера. Лидеры теперь при деле в других клубах, тренер Петр Воробьев поведет в плей-офф Ярославль, а менеджеру Александру Чеботареву повезло меньше всех: в ноябре он был снят с должности руководством «АвтоВАЗа» и вслед пожизненно дисквалифицирован лигой — за нарушения регламента и необеспечение участия «Лады» в чемпионате. Для получившего пожизненное он, впрочем, на редкость оптимистичен:

— Мне представляется, жизнь намного длиннее, чем жизнеспособность организации, которая вынесла решение о моей дисквалификации, — отмечает бывший гендиректор.

Чеботарев уверен, что его в этой ситуации сделали крайним.

— По способу оставления команды в лиге я видел, что кого-нибудь сбросят с крепости на съедение. Сбросили меня. Смотрите, как цивилизованно снялась футбольная «Москва». Спонсор вышел и сказал: мы не можем себе это позволить. А проблемы «Лады» во многом из-за того, что у нас этого не случилось. Решение о снятии команды принимает хозяин. Этого решения не было. Поэтому я сделал все, что было в моих силах, чтобы оставить команду. Вплоть до писем первым лицам страны — никто же не верил сначала, что я и правда Путину писал. Ситуация не разрешалась — и уже в сентябре я понял, что сам и останусь крайним. Я ведь не пойми чьей команды человек. Назначал меня один гендиректор «АвтоВАЗа», работал я при другом, а уволен был третьим. Мотивировка увольнения была такой: мое необоснованное решение нанесло ущерб имуществу завода. Имелось в виду заключение дополнительного соглашения с Денисом Бодровым и заключение соглашений с агентами.

— Правда, что при вас зарплата второго вратаря Огурешникова была больше, чем у Кошечкина?

— Да.

— Со стороны это видится так: гендиректор Чеботарев пилит зарплату с игроком.

— Да ну, бред. Кошечкин первый вратарь, но он ограниченно свободный агент, поднять зарплату которому клуб мог только на 20% — и в этом случае он был обязан ее принять. Мы не могли ему дать больше. А Огурешников был неограниченно свободен, собирался уходить. Тренер Петр Воробьев сказал, что Огурешников ему нужен.

— Чеботарев не был святым, но на общем фоне он не сильно выделялся, — говорит хоккейный агент Сергей Паремузов, которому в ноябре с боями удалось вытащить из «Лады» своего клиента — вратаря сборной России Василия Кошечкина. — У меня были к нему претензии; при этом я как считал, так и продолжаю считать его профессионалом в хоккейном менеджменте. А вот со сменившим его Липским мне не о чем разговаривать.

Схема, по которой предполагалось делать 15-минутное интервью с действующим гендиректором «Лады» Вениамином Липским, была предложена клубом и растянута на три дня. Днем в  понедельник Липский получал вопросы. Днем во вторник давал ответы. И назавтра получал текст на визирование. В понедельник же все и закончилось. Вместо Липского пришел его зам Сергей Моисеев. Судя по характеру претензий, смутили его три вопроса из восьми:

«Вопрос 6. У «Лады» была возможность списать с себя долги, отдав или обменяв хокккеистов в другие клубы вместе с долговыми обязательствами. Почему это не было сделано?»

«Вопрос 7. Вы не работали в хоккее до прихода в «Ладу». Как считаете, вы справляетесь с работой гендиректора хоккейного клуба?»

«Вопрос 8. У некоторых агентов сложилось к вам непростое отношение: Паремузов сказал, что не видит смысла с вами разговаривать, Артемкин грозился обнародовать некие документы. В чем состоят ваши разногласия?»

Разумеется, особенно Сергея Моисеева задел седьмой вопрос. По его мнению, некорректно спрашивать об этом Вениамина Липского, который до прихода в «Ладу» на пост заместителя генерального директора по безопасности в декабре 2008 года работал директором службы режима информационного обеспечения ООО «Объединенные кондитеры» (эти данные представлены на официальном сайте клуба).

«Липский-то, по сути, ничего не решает в этих делах. Что ему говорят в «Ростехнологиях» – он нам передает. Он раз спустился к команде: «Деньги будут». Ничего. Потом опять спросил наверху – ему там наобещали что-то. Он к нам идет: «Обещаю, все закроем в ближайшее время, даю слово». И пусто. Он и спускаться к нам перестал. Да и правильно – какой смысл. Слова произносятся, а за ними ничего».

В сезон по телефону

— Мы в этот сезон вошли по телефону, — рассказывает Александр Чеботарев. — Письмо от «Ростехнологий» пришло напрямую в КХЛ, нам из лиги позвонили: «Играете». Я попросил лигу предоставить нам копию этого письма — прислали по факсу. Надо было успокоить ребят: денег-то не было со второй половины мая. В июле мы начали продавать абонементы. На вырученные деньги в августе рассчитались с персоналом за три месяца и выдали игрокам по 100 000 руб. Следующие деньги были уже только в ноябре: КХЛ перечислила 12 млн. С абонементов мы оставили какую-то часть средств на медикаменты. На две недели, когда семь дней дома, семь дней в поездке, требовалось порядка 40 000–50 000 руб.: закупить тейпы, препараты, витамины. Помогали и мелкие спонсоры — давали, допустим, деньги на солярку, чтобы в Нижнекамск съездить.

«Дикость в том, что в поездках-то у нас все нормально. Ну, в Нижнекамск ездили, конечно, на автобусе – это рядом. Но вот в остальных случаях летаем чартерами. Живем в прекрасных гостиницах. У нас хорошее трехразовое питание. То есть это здорово, но вопрос рождается: у нас либо есть деньги, либо нет. В начале сезона у нас и в клубе было нормальное питание: завтрак, обед, ужин. В ноябре сказали: кормить не будут, нет такой возможности. Только 15 февраля появились обеды. Вся молодежь поселена в общежитии. После вечерней тренировки заикнутся: «Надо соображать на ужин что-то». Как готовят, что едят, на какие деньги… Они нигде не играли, толком ничего еще не заработали. Тем, кто постарше, проще. И жена приготовит, и накопления есть. Кто-то, допустим, на жилье откладывал – сейчас потихоньку проедает квартиру».

Сергей Паремузов, который возглавляет Ассоциацию хоккейных агентов России, видит три причины происходящего с «Ладой».

— Главное — это позиция «Ростехнологий». Из нее следует вообще все. Когда появились «Рос­технологии», руководство «Лады» оказалось в плену иллюзий: все нормально, деньги пойдут в конце ноября, сидим и ждем. А потом каждый раз это откладывалось: декабрь, январь — и ничего не решено до сих пор. Второе — лига должна была понять, что это она совершила ошибку, приняв гарантии «Ростехнологий» и допустив «Ладу», и взять выплаты игрокам на себя целиком, а не частично. И наконец — профсоюз, в который игроки отчисляют 1% от своих доходов. Эта организация могла запретить хоккеистам выходить на лед — до погашения задолженности. Профсоюз — совершенно равноправный партнер в отношениях с лигой, у него есть вся необходимая юридическая база. Он не должен быть бесхребетным и про­сящим.

Просто не дай ему уйти

В январе 14 хоккеистов «Лады» предприняли попытку уйти из клуба через дисциплинарный комитет лиги. По регламенту КХЛ, в случае невыплаты зарплаты в течение двух месяцев игрок имеет право в одностороннем порядке разорвать контракт с клубом. Сделать это никому не удалось.

— У руководителей клуба была возможность уменьшить долговую ведомость клуба, грубо, миллионов на 25, — говорит Паремузов.  — Для этого этого даже с кресла вставать не требовалось. Вот есть игрок, задолженность перед которым составляет 2,5 млн руб. Он хочет уйти. Его готов взять новый клуб — и выплатить ему тольяттинские долги. И таких игроков в «Ладе» с десяток. Как не увидеть эту возможность?

«Нам сказали: если до 2 февраля не будет денег,можно переходить официально в другие команды. Дедлайн переходов был 31 января, но для «Лады» продлили. Клубы, которые хотели нас взять, предоставили гарантийные письма – что они дадут нам работу после ухода из «Лады». До 2 февраля поступлений не было. Все засобирались. Кто-то уже летние вещи домой отправил. И тут нам говорят: «Ребята, нельзя – остаетесь». Это при  том что регламент вроде бы на нашей стороне».

— До конца этого сезона у хоккеистов «Лады» точно не будет возможности покинуть клуб, — заявил вице-президент КХЛ Владимир Шалаев.

— Но по регламенту они могли уйти.

— Там все намного сложнее. Они могли бы уйти, если бы лига два месяца не платила им заработную плату (всего лига перечислила в «Ладу» около 32 млн руб. — PROспорт). Но поскольку КХЛ платила им деньги, мы вступили в арбитражное дело со своим иском. Это дело было перенесено, сроки дозаявок вышли. Поэтому «Лада» прекрасно доигрывает сезон. Более того — у нас есть сведения, что в ближайшее время там все наладится.

«Перед Новым годоммы попадали в плей-офф. Да и сейчас есть шансы. Ну смотрите – если последние три матча выигрываем, а конкуренты – нет, то мы выходим. Чего вы смеетесь?»

Расскажите друзьям:
Комментарии - 0
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи.
F
06.09.2021
5 из 5

Отличная контора с широкой линией, по надежности — еще ни разу не приходилось обращаться в ТП

все отзывы все
g
02.09.2021
4 из 5

Выбор ставок отличный и очень нравится приложение, прекрасно работает

все отзывы все
S
31.08.2021
5 из 5

Очень нравится их мобильное приложение, так как чаще играю именно с телефона, у остальных БК какие то проблемы всегда с приложухами, все желание отпадает играть

все отзывы все
y
27.08.2021
5 из 5

А по мне так норм контора, выбор ставок хороший и кефы высокие

все отзывы все

Подобные
Статьи

все все
Национальная Хоккейная Лучшая
Национальная Хоккейная Лучшая
Юрий Усынин
08 октября 2021
Все интриги Евролиги
Юрий Усынин
27 сентября 2021