new
бесплатная ставка
до 10 000
ЗАБРАТЬ БОНУС
Извините, по вашему запросу ни чего не найдено.
Поиск...
Алена Литвинова
Алена Литвинова
Эксперт
Опубликовано:
Обновлено:
Футбол

— Перед игрой с «Волгой» он написал мне сообщение: «Я не попал в состав, не знаю, что мне делать. Я нервничаю». — Мы встречаемся с Минасовым наутро после того, как Роман Широков, забив третий мяч «Волге», троекратно отсалютовал в сторону трибуны рукой, согнутой в локте. Агент пристраивает на столе пару «айфонов» и приступает к обстоятельному рассказу. — Я ответил ему: «Успокойся, у тебя будет игровое время, прошу тебя сыграть так, как ты умеешь. А ты умеешь лучше всех. Прошу тебя, забей гол». Он ответил: «Договорились!» Я могу показать часть нашей переписки. Вот моя реакция на его гол: «Молодец, горжусь! Ты сделал, что обещал». И его ответ: «Только не то, что нужно». Он понимал, что допустил ошибку.

У него идет долгое противостояние с определенной группой болельщиков. Когда что-то орут, обращая внимание на маму и семью, это слышно даже на переполненном «Петровском», поверьте. Он мне сказал: «Ты не задумываешься, почему я три раза повторил этот жест?» По числу этих людей.

Однажды он поменял номер телефона. Написал мне сообщение, я не понял, кто это. Пишу: «Ты кто?» Ответ: «Твоя головная боль последние девять лет». Шутка в стиле Романа.

Была непростая ситуация, когда Широков в своем «Твиттере» поздравил «хрюшек». Я как-то парился в «Сандунах», там были лидеры спартаковского фан-движения. Взрослые люди, которые имеют реальное влияние на эту молодежь. По 300 выездов есть у некоторых. Они были агрессивно настроены, говорили, что так этого не оставят. Я объяснил, что Широков адресовал это послание не всем болельщикам «Спартака», а нескольким конкретным людям. Они дружат, те его в ответ «бомжиком» называют. И это нужно понимать только так и не иначе.

Арсен Минасов

Не назову клуб, но однажды удалось погасить серьезный конфликт. В перерыве тренер пришел в раздевалку и объявил, что нужно проиграть. Естественно, было возмущение среди игроков. У кого-то легкий испуг: раз сказали надо, значит надо. Один футболист снял майку и говорит: «Я играть не буду». И тут Широков говорит ему: «Одевайся! Мы сейчас выйдем и вы…м их». Забив гол, показал достаточно непристойный жест в адрес своей скамейки запасных. Вот в этом — весь Роман Широков. После этого мне пришлось гасить напряженность с охранниками руководителя клуба — полетел рано утром встречать команду в аэропорт. Говорю ему: «Вам нужен в команде человек, который вас никогда не предаст, не продастся никогда? У вас есть такой игрок». К сожалению, эта грязь есть в моем любимом виде спорта.

Всегда поднимать трубку не удается, но у меня правило: всегда перезванивать. Это же ребята. Раз звонят, значит, что-то происходит. Могу перезвонить и два, и три раза. Не помню случая, чтобы у меня сел телефон.

— Алло, здравствуйте. Мне набирали с вашего номера, перезваниваю. Это Арсен Минасов. Да. С Месси? Могу. Ха-ха! Раф, привет, рад слышать! Взаимно. Поедем в Бразилию на чемпионат мира!

— Товарищ, в Венгрии живет. Я его сначала не узнал. Но тут он спросил: «С Месси можешь контракт заключить?»

Я в футболе с детства, любил запах апизартрона и когда шипы бутс стучат по кафелю. Папа был профессиональным футболистом, а потом судьей всесоюзной категории. Я жил на базах, жил в гостиницах, он меня везде брал с собой. Ездил с ним везде, где он судил. И Ташкент, и Владивосток, и Калининград. В 1973 году меня семилетним мальчиком привели в раздевалку сборной Бразилии. Я раздавал футболистам конфеты «Мишка на севере». Я много раз смотрел футбол в компании друзей отца — Виктора Понедельника, Альберта Шестернева.

Если ты не уважаешь младшего, ты не можешь от него требовать ответного уважения. То же самое и болельщик: он должен уважать и любить футболиста, и только тогда футболист будет уважать его. Потому что болельщик независимо от возраста — старший. Тренер независимо от возраста — старший.

В ставропольском «Динамо» у нас был возрастной футболист Гусейн Гусейнов. Ему было уже за 30, мне — 18. Однажды в перерыве я подошел в раздевалке к столу, чтобы налить себе чаю. Гусейн довольно резко велел мне сесть на место и налил мне чашку сам. Он в тот день не играл и этим жестом дал понять, что тому, кто выходит на поле, нужно в перерыве восстанавливать силы, не теряя ни минуты.

Другой опытный игрок однажды пригласил к себе в гости всю команду. Я пришел и увидел, что в доме одна молодежь. На столе появились фрукты, газировка. Потом всех позвали к телевизору и мы сели смотреть видеофильм. Тогда это была огромная редкость; у аппарата была еще такая выдвигающаяся полочка для кассеты.

Фильм был в жанре каратэ-боевиков. Постепенно подтягивались и другие игроки, постарше. Тогда с нами вежливо попрощались, после чего ветераны сели смотреть уже другое кино. Ничего пошлого, «Эммануэль». Старшие игроки показали, что уважают нас, но и мы должны уважать их. Мы могли бы смотреть такие фильмы и сами, но не в одной компании с ними.

— Алло. Да, Хасан. Нормально, потихонечку. Собирался тебе звонить, думал, на днях наберу. Махач все подписал. Отправил вам? Перезвоню тебе через час-полтора.

— Хасан Биджиев, мы с ним в детс-ких командах друг против друга играли: он за Нальчик, я за Пятигорск. Сейчас он спортивный директор «Анжи».

Я могу сделать замечание молодому агенту, если вижу, что он губит карьеру своего футболиста. Когда я встречаюсь с игроком по работе, на нашем столе не может быть спиртного. Никто рядом не будет дымить табаком. Если я узнаю, что игрок находится там, где ему быть сейчас не нужно, я еду туда. Просто сажусь в стороне, и этого бывает достаточно, чтобы футболист отправился отдыхать. Некоторые агенты, напротив, подкупают игроков тем, что они с ними во всех развлечениях. Они такие веселые, компанейские, не учат жизни. Некоторым молодым футболистам, которых и дома воспитывают, и в команде, такой подход нравится.

Часто приходится иметь дело с родителями футболистов. Я сразу говорю им: «В то, что касается футбола, вы не вмешиваетесь. Потому что это работа. Мальчик должен дома советоваться с родителями, у него могут быть сомнения и претензии, но мне их высказывать должен лично он». Самый яркий пример того, как отец сгубил карьеру сына, в моей практике Карен Оганян. Талантливый парень, но отца то не устраивают условия, то статус Карена в команде. Требовал, чтобы у Оганяна был контракт не хуже, чем у Измайлова, с чьих передач он забивал мячи в детской спортшколе. Наотрез отказывался отпускать Карена из Москвы. Говорил: «Я сам 17 лет назад приехал сюда из Баку, я сумел остаться в этом городе! Почему мой сын должен отсюда уезжать?» Связался с каким-то жучком, который обещал ему сделать все, тот обманул. Не знаю, играет ли еще Карен в футбол. Отец буквально украл его у меня и не позволил сделать его футболистом.

Отбивать футболистов у других агентов для меня недопустимо. Даже если игрок говорит, что хочет работать со мной, я уточняю у него, поговорил ли он со своим прежним агентом. Так было с Александром Павленко. Он выразил желание перейти ко мне от своего агента, который работал без лицензии. Я попросил Павленко объясниться с ним, после чего, получив подтверждение, встретился с этим агентом и сказал: «Влад, Саша теперь работает со мной». — «А я против». — «Влад, я пришел к тебе не затем, чтобы спрашивать согласия. Знаю, что у тебя нет лицензии. И теперь будет вот так». Прошло короткое время, Павленко позвонил мне и сказал, что передумал и все-таки остается с тем агентом. Я сказал: «Саша, правильный выбор. Ты поговорил с ним еще раз, вы уладили все разногласия».

Арсен Минасов

В свое время у меня была возможность помочь Сергею Семаку перейти в «Овьедо». Мы вообще не были знакомы тогда, только один раз говорили по телефону. У меня была авторизация от ЦСКА на ведение переговоров. Тогда «Овьедо» еще был в высшей испанской лиге. К счастью, не получилось: буквально через год в «Овьедо» большие проблемы, и все развалилось.

С некоторых пор я опасаюсь работать посредником в международных сделках. В Европе грязи на трансферном рынке еще больше, чем у нас. Огромное количество проходимцев мечтает урвать свое. Доходило до смешного: мне несколько раз по телефону предлагали познакомить с Романом Широковым. А один серб, не зная, что я работаю с Айзеком Окоронкво, при мне предлагал его другому клубу. Я организовал встречу. На нее чуть позже пришел сам Айзек. Серб набирает номер телефона, ждет. Потом говорит, что абонент недоступен. Спрашиваю: «А где вообще сейчас Окоронкво?» — «В Лондоне». Тут не выдержал мой брат, который со мной работает (а он человек более горячий): «Вот Айзек сидит, познакомься с ним!» Серб покраснел и ушел.

— Алло, Игорь. Вы завтра много времени будете в Москве до пересадки? Час пятнадцать? Я попробую подскочить. В девять вы прилетаете, да? Вчера не получилось, с Карпиным была встреча. Он в другое время не мог, только рано утром. Игорек, ты к игре лучше готовься. Об этом потом поговорим.

— Это Игорь Шевченко, нападающий из «Сибири».

Я никогда не лезу в отношения «игрок — тренер». Все, что происходит в прямоугольнике футбольного поля и рядом с ним, — их частная зона. А вот конфликт «игрок — президент» — это мое. Я давно знаю Славо Муслина. Мне на него указали как-то сербские друзья. Никто не воспитал больше чемпионов мира, чем Славо. У нас были отличные отношения, но в случае с Олегом Самсоновым он, считаю, проявил слабость. Ведь тренер мог сказать, что не рассчитывает на игрока и с покупкой Игнатьева больше не даст Самсонову шансов. Когда они были на сборах в Испании, спортивный директор Хашиг пригласил меня на встречу, но предупредил, что в разговоре хотел бы поучаствовать Сергей Галицкий. Очень хорошо! Это владелец клуба, я только рад. Я поехал на встречу за 400 км. Мы сели за стол с Хашигом, а в пяти метрах от нас за соседним столом сели, развалившись, Галицкий и Муслин. Спрашиваю Хашига: «Может, позовем их? Или сами подойдем?» — «Нет-нет, все в порядке». Мы закончили разговор с Хашигом, я, как воспитанный человек, подошел к Сергею, протянул руку и представился. Галицкий, не глядя на меня, чуть поднялся в кресле и пожал руку. Молча. Славо, с которым раньше при встрече тепло обнимались, протянул руку, явно опасаясь согнуть в локте. В присутствии хозяина клуба он меня явно стеснялся. Тут к столу подошли люди, обступили Галицкого. Я оказался у них за спинами. Слышу: решают, куда пойти пообедать. Меня словно нет. А я ведь приехал по их просьбе с другого конца страны.

Мое твердое убеждение: футболисту нужен агент. Меня никто не сможет в этом переубедить.

Слово «продал» меня оскорбляет. Даже друзьям отвечаю, что никого не продавал и не продаю. Агент не занимается продажей, потому что футболист не может принадлежать агенту. Футболист принадлежит клубу, а если перестает принадлежать, то он сам становится владельцем своих федеративных прав.

Расскажите друзьям:
Комментарии - 0
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи.
F
06.09.2021
5 из 5

Отличная контора с широкой линией, по надежности — еще ни разу не приходилось обращаться в ТП

все отзывы все
g
02.09.2021
4 из 5

Выбор ставок отличный и очень нравится приложение, прекрасно работает

все отзывы все
S
31.08.2021
5 из 5

Очень нравится их мобильное приложение, так как чаще играю именно с телефона, у остальных БК какие то проблемы всегда с приложухами, все желание отпадает играть

все отзывы все
y
27.08.2021
5 из 5

А по мне так норм контора, выбор ставок хороший и кефы высокие

все отзывы все

Подобные
Статьи

все все
Месть «Старой синьоры»
Месть «Старой синьоры»
Юрий Усынин
27 августа 2021
Масса суперзвезд минус Месси
Масса суперзвезд минус Месси
Юрий Усынин
23 августа 2021