new
бесплатная ставка
до 10 000
ЗАБРАТЬ БОНУС
Извините, по вашему запросу ни чего не найдено.
Поиск...
Марат Рамазанов
Марат Рамазанов
Эксперт
Опубликовано:
Обновлено:
Футбол

— Коллега, а неплохо бы председателю выдать свисток.

— Ну нет, коллега. Это уже перебор все-таки. Ведь тогда и мы с вами должны быть в майках!

— Согласен. Но хотя бы «Футбольный марш» Матвея Блантера будет?

Просторная зала, овальный стол, занавеска, беременная холодным воздухом улицы на открытом для проветривания окне. В углу — столик с термосом и печеньем. Филологи разминаются шуточками. Пять минут до начала конференции. В качестве быстрого гола запланирован доклад Игоря Олеговича Шайтанова «Футбол как объект социокультурного комментария: на пути к социологической поэтике».

Интеллектуалы все еще увлекаются футболом. Оказывается, это не в прошлом. Непросто в это поверить. Кажется, что трибуна, с которой нынче модно капризно уходить в разгар матча, бросив на поле фрукт, — не место для умственно развитых людей.

— Было у отца три сына. Двое умных, а третий футболист, — очень кстати замечает докладчик Шайтанов. Известный анекдот, но его филологическая интерпретация оригинальна. Оказывается, футбол в этой шутке трудно заменить другим видом спорта. Подставьте на место футбола теннис — шутка перестает играть. А футбол работает в ней полноценно именно потому, что этот вид деятельности подсознательно воспринимается как равный целой жизни, заменяющий ее полностью: кто гоняет мяч или консервную банку во дворе — не имеет времени на учебу. С одной стороны, плохо быть дурачком. С другой, футбол — это, оказывается, и есть жизнь.

Александр Яковлевич Ливергант зачитывает из набоковского «Подвига». Тут аллегория равенства между футболом и жизнью развивается и обрастает подробностями. Герой повести голкипер Мартын Эдельвейс выступает в качестве последнего рубежа цивилизации перед лицом хаоса, жизненной стихии. Если хотите — войны. Мяч приравнивается к пушечному ядру. Это еще ничего — очень скоро мы приступим к филологическому разбору стихотворения «Футбол» Николая Заболоцкого, где мяч заменит человеческую голову.

А пока Анастасия Сергеевна Томская проводит спорную аналогию между современным футболом и современным русским театром. И там и там, рассуждает Анастасия Сергеевна, остро не хватает настоящих героев. И футбольное поле, и театральная сцена становятся прибежищем крепких, но неярких универсалов. То ли дело 90-е, когда лицом мирового футбола («физиономией», как она уточняет), по версии Томской, был Луиш Фигу. В театре он мог бы сыграть Пьеро, трагически работая густыми бровями. Анастасия Сергеевна не может удержаться от того, чтобы на свой манер приравнять футбол к жизни. Половины поля, по ее словам, соотносятся между собой так же, как части сцены в древнем театре, которая делилась на рай и ад. А deus ex machinа, внезапно и бескомпромиссно разрешавший драматургические конфликты, — это футбольный судья.

— Sporno, — как бы выражает общее мнение дама, поднявшаяся после доклада с места для комментария услышанного. Она, правда, имеет в виду несколько другое: новое слово в английском, составленное из sport и porno, которое обозначает атлетов-метросексуалов, снимающихся в рекламе нижнего белья.

Дальше мы узнаем от Сергея Георгиевича Бочарова, что спорт, кино и фокстрот еще в 20-е годы ХХ века заменили европейцам традиционное искусство. Но это еще что! Акакий Акакиевич Башмачкин у Гоголя на протяжении повести занимается не чем иным, как тренировкой перед своим сверхъестественным прыжком к новой шинели. Новое подтверждение того, что инструментарий спортивных терминов прекрасно подходит для филологического анализа. Ну а как же иначе, если филология обнаруживает везде рассказ о жизни (и смерти), а жизнь (и смерть) — это и есть футбол?

Звучит ссылка на Мандельштама, у которого имеется образ игры в футбол отрубленной головой. Взволнованно покачивает своей головой Лариса Максимовна Артемова, которая уже рассказывала о Заболоцком, а у того мяч тоже с легкостью меняется местами с головою. В воздухе, кажется, вместе с головой Артемовой покачиваются небольшие футбольные мячи. Но почему они зеленые? Ах, это серьги Ларисы Максимовны, выполненные в виде двух крошечных арбузов. Со студеной улицы Чаянова в окно профессорской аудитории влетают снежинки, но у нас тут веет теплый ветер волошинского Коктебеля. Филологи от души смеются над каламбурами Василия Уткина. В углу шипит круглый, как футбольный мяч, как планета Земля, как часы, отмеряющие время матча и время жизни, Самовар Иван Иваныч. И не хочется уходить.

Расскажите друзьям:
Комментарии - 0
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи.
Ч Л
23.09.2021
5 из 5

Что сказать?) Хорошая линия и кэфы хорошие… Пару раз бывал в клубе, приятно) В выхи конечно народу многовато, а так ок)

все отзывы все
M
06.09.2021
5 из 5

Очень радует их приложение и кефы

все отзывы все
L
27.08.2021
4 из 5

Кефы канеш не самые высокие здесь, но их хотяб не занижают при выводе, в принципе тут можно играть и неплохо выиграть)

все отзывы все
С
26.08.2021
5 из 5

Отличные кефы и линия, играю здесь уже давно, вывожу все на карту и вывод моментальный — ну примерно минуты 3, надежная контора

все отзывы все

Подобные
Статьи

все все
Месть «Старой синьоры»
Месть «Старой синьоры»
Юрий Усынин
27 августа 2021
Масса суперзвезд минус Месси
Масса суперзвезд минус Месси
Юрий Усынин
23 августа 2021