new
бесплатная ставка
до 10 000
ЗАБРАТЬ БОНУС
Извините, по вашему запросу ни чего не найдено.
Поиск...
Руслан Абрамов, 31 год
Руслан Абрамов, 31 год
Спортивный аналитик
Опубликовано:
Обновлено:
Бокс

НИКОГДА я не считал себя настоящим кельтом и потому Хеллоуин не отмечал. Откуда вообще здесь возьмутся кельты? Этот праздник абсолютно хипстерский и никчемный. Настоящие, матерые социопаты отмечают Dia de los Muertos. Это когда суровые мексиканцы сидят со своими женщинами и детьми и вырезают ножницами из бумаги черепа и скелеты, с тем чтобы развесить их на стенах, а затем сами надевают причудливые маски, зажигают свечи и думают о жизни и смерти. В тот момент, когда я прикидывал, где лучше всего будет смотреться фальшивый череп, телефон просигналил о получении нового e-mail’а. «Поздравляли» с новым назначением — режиссером-постановщиком концертного тура Роя Джонса по городам России. Все это подозрительно напоминало чью-то дурную шутку, и я уже обдумывал вежливый отказ или соответствующий случаю саркастический комментарий, но пришло еще одно письмо, затем другое — и лавиной обрушились звонки: неизвестные мне люди в ужасе кричали, что у них на аренах ничего не готово, что до концерта уже несколько дней, просили технические райдеры, точное время начала, кричали, что концерт должен был состояться только через две недели и они не успеют продать все билеты… Я хохотал в голос и предчувствовал ад — он вот-вот должен был разверзнуться, а у меня еще не было костюма Феликса Баумгарт­нера, чтобы начать падение. По делу — о старте таких проектов нельзя сообщать через почту или SMS. Черт, да здесь должен был появиться карлик с розовым телефоном на серебряном подносе! Но момент был упущен, и мне оставалось только сказать себе: всегда ввязывайся в неприятности, это же круто, puta madre!

У судьбы есть свое извращенное чувство юмора… Иначе как объяснить, что она вновь сводит меня с Роем Джонсом, культ которого я старательно развенчивал, когда только начинал писать о боксе много лет назад, поражение которого от Тарвера я предсказал. Так же как и то, что вдруг сам начну болеть за Роя — когда он постареет и станет одним из тех бойцов, которые просто не могут остановиться и катятся вниз, все ускоряя падение.

7 ноября

11:30 утра, Якутск (Московское время 5:30)

Мы были где-то на краю света, градусник пугал своим –30, яркое солнце слепило, и белый «хаммер», не помещаясь на своей полосе, лениво полз по обледеневшей трассе неподалеку от Якутска. Последние несколько часов нас кормили черной и красной икрой, поили кумысом и давали строганину в немыслимых количествах, и в голове вертелась только одна мысль: какого черта я не включил в райдер стейк и «Джек Дэниелс»? Кто-то даже включил туда предельно дурацкий пункт о том, что «при работе на открытой площадке FOH-пульт и сцена обязательно должны быть укрыты от осадков». Очевидно, это было специально сделано для Якутска или Красноярска.

У нас нет звукорежиссера, не хватает микрофонов и раций, больших кусков жареного мяса и переводчиков. Зато у нас вай-фай, барабанное шоу, юная певица, мечтающая снять клип с Роем и попасть на Евровидение, два белых «хаммера» и дикие песни-пляски везде, куда бы мы ни шли.

2 ноября

11:00, Москва

Первая же репетиция в Москве была сорвана — сначала опоздала добрая часть артистов, затем сам Рой, зал оказался закрыт на ремонт, и там даже не было электричества. Затем были танцы с бубнами, свет зажегся, но музыкальный пульт так и не заработал, поэтому репетировали мы под яркий свет и дребезжание «айпадов». Я решил, что мы успеем отрепетировать в Орле, где был запланирован первый концерт.

Мы ехали, фактически сидя на барабанах, все дребезжало и громыхало, а на маленьком экранчике рядом с водителем можно было смотреть «Мама не горюй».

— Чего вас понесло сюда… — ворчал водитель, которого ночью погнали из Орла в Москву, и ему еще предстояло сделать обратный рейс. — У нас нет дорог, нет больших концертных залов, нет денег ни у кого в городе…

— Но бандиты ведь у вас есть? Они и пойдут, — рассуждал я вслух. — А что еще у вас есть?

— Гм, есть инсулиновый завод. Вот, кстати, мы его проезжаем. Отравляет всю округу, сволочь. В радиусе 50 км. А больше ничего нет, все предприятия давно встали.

Рой Джонс

3 ноября

20:30, Орел (Московское время 20:30)

Город паниковал, ревел, горел, пах паленой изоляцией, затем пил и танцевал…

Город мне так и запомнился — злосчастным инсулиновым заводом и совершенно сошедшими с ума людьми, которые все лезли и лезли на ринг, где был Рой. Охрана не успевала, и им приходилось сдергивать оттуда людей за ноги, они падали, бились затылком о настил ринга и затем об пол, и их вышвыривали из зала — но вместо одного тут же появлялся десяток других, и вакханалии не было конца.

— Любите Роя? Хотите его еще? — спрашивала Настя Любимова после очередной своей песни.

— Да-а-а-а-а! — кричал зал.

— А меня любите? — спрашивала она.

— Не-е-е-е-е-е-ет! — кричали люди с диким хохотом.

Следующие несколько дней Настя получала извинения из Орла на все свои аккаунты в соц-сетях. Я предлагал ей вернуться в Орел с сольным концертом и остаться там жить.

Рой Джонс

3 ноября

14:20, Москва (ТРК «Вегас»)

В «Вегасе» на красной ковровой дорожке — паника, похоть и Рой. Слышите? Вертолеты! Это он летит…

Перед концертом в Москве меня мучили дурные предчувствия. В последний раз, когда Рой был в этом торговом центре, я чудом спас фотокамеру и голову, когда толпа рванула к Джонсу, сметая на своем пути охрану, мебель и заграждения. Я впал в состояние совершенно параноидальное, забился в самый темный угол и с ужасом ждал старта. В итоге обошлось, и даже Рой сумел добраться до вертолета, продемонстрировав толпе свой любимый фокус — с исчезновением.

17:30, Ногинск – Шереметьево

С супругой Роя и его тренером я отправился к машине, и несколько часов спустя мы застряли в пробке на подъезде к Шереметьево. Владимир Хрюнов выбегал из своего «мерседеса» и руками расталкивал пробку, угрожая, увещевая и требуя, мы снимали его на видео, и даже сотрудники ДПС, кажется, это делали. А в Красноярске нас встречал Анатолий Быков.

10:40, Красноярск (Московское время 6:40)

Жена Роя пела всю дорогу, слушая в наушниках какой-то r’n’b. Менеджер Роя сердито молчал. Тренер Роя делился познаниями о Сталине, Троцком, революции 1917 года и социализме.

— Но вы не забывайте, эти ребята, в сущности, были бандой, преступной группой, если отбросить в сторону романтику революции, — оборвал я его пространные рассуждения. — Коба с Камо отправились грабить банки в Тифлисе. Устроили настоящий «дикий Запад».

— Вот и я говорю, революция — это круто! — отвечал он. — Про этих ребят читать чрезвычайно интересно! А охота на Троцкого?!

Я пролистывал какой-то сайт местных новостей и обнаружил заметку про найденные во время строительства новой дороги под Красноярском останки. В комментариях к статье творилось страшное: одни говорили, что это следы армии Колчака, другие — что Сталина, третьи были уверены, что это след из 90-х, четвертые доказывали, что это останки командора Резанова и купца-мецената Щеголева. Самые отчаянные требовали фото костей в студию или предлагали освятить участок дороги — «проклятое место».

13:40, Красноярск (Московское время 9:40)

Дома у Анатолия Быкова мы играли в баскетбол. На спор попадали из угла площадки, затем зарубились не на шутку, и Рой зарядил в кольцо с другой половины корта. Охрана выронила телефоны, и все начали аплодировать. А Рой с хозяином пошли смотреть зверей. Здоровенные мастифы, заполняющие воздух своим металлическим голосом, японские хатико, лошади…

— Тут орел еще есть, сейчас не видно… Шеф его приручил, — рассказывали мне.

— Это как?

— Хлопает в ладоши — и тот прилетает к нему.

— Это как в Гарлеме поднимают с крыш голубей, когда едут копы? А по утрам он переплывает Енисей?

За обедом нас познакомили с «сестрами Кличко». Это Владимир Хрюнов их так назвал — близняшки-украинки, дуэт Анна плюс Мария. Еще рядом сидели девушки с «ролексами» на тонких запястьях и увлекательно рассказывали про металлургию в Красноярском крае.

— Мы никогда не будем друг с другом драться, мы маме пообещали, — говорили Анна плюс Мария. И просились выступить у нас в шоу — с народной украинской «Вечiр» и своей интерпретацией The Final Countdown. Мы согласились.

19:50, Красноярск (Московское время 15:50)

В Красноярске Рой сошел с ума. Что не удивительно, когда в течение пяти дней спишь только в самолетах. Я удивлен, как сам не сдвинулся, но, впрочем, любой сумасшедший до последнего считает себя нормальным. В какой момент у Джонса сорвало крышу, мы так и не поняли, он просто решил делать все не по сценарию, чем вверг в панику звуковика, ведущего и большую часть зрительного зала. В образовавшейся паузе он начал болтать с залом, фристайлил а-капелла, швырял в толпу свои майку и полотенце, требовал поставить треки, которые и сам-то с трудом помнил и потому на ходу придумывал новые рифмы, перекрикивая фонограмму.

— Больше так не делай, — сказал я ему после в гримерке.

— Да ладно, им же понравилось!

— Но мы почти зафиксировали среди персонала как минимум три смерти от сердечных приступов. Тебя не выпустят из страны, расстреляют и похоронят в Сибири.

— Кто, ты?

— Ну зачем я, меня расстреляют первым, все ведь будут уверены, что это моя идея…

Вечер я помню уже плохо. Помню много «Хеннесси», разговоры о Сталине и Троцком, мы фотографировались с Роем, изображая face-off и грозя друг другу кулаками, я расспрашивал его о собачьих и петушиных боях, которые он не может больше проводить, а жена Роя Нэттлин ела гранаты в сверхъестественных количествах.

Рой Джонс

02:20, Красноярск (Московское время 22:20)

Рой стоял у клетки со здоровенным псом и не хотел от него уходить. Трудно понять, что творилось в его странном мозгу в этот момент.

— Я хочу снять здесь видеоклип, — заявил он. — Будет новая песня, про Роя в Сибири.

— В клипе должны быть волки, много женщин в шубах и гонки на собачьих упряжках, — давал я советы.

Черт, это было опрометчиво! Он все воспринял как руководство к действию.

Дня 6 ноября ни у кого не было. Наши артистические силы летели в Якутск через Новосибирск, прямых рейсов не было (и я даже предлагал отыграть там разок концерт в каком-то клубе — чтобы тонус не терять). Я же вылетел в Москву и по окончании рабочего дня, так и не побывав дома, поехал в Домодедово и вылетел в Якутск.

7 ноября

10:30, Якутск (Московское время 4:30)

По приезде в Якутск он потащил всех нас кататься на собаках. Сам он будто бы делал это всегда: ему только помогли распутать упряжку, а он просто встал — и поехал… Затем были якутские бриллианты, рыбины весом по 70–80 кг, от которых отпиливали метровые куски строганины, тающие во рту, а Джонс с набитым ртом рассказывал, как однажды поймал в океане марлина весом в 200 фунтов — примерно столько же, сколько весит сейчас сам.

Я прикидывал в уме сценарий уже не клипа, а полнометражного кино. На коленях у меня лежала местная газета, где рассказывали о двух завезенных в Якутию из Канады партиях лесных бизонов. Их уже под сотню, а в 2013 году завезут еще 30 особей. В кино про Роя нужны бизоны.

На передовице — статья про инновации в ЖКХ и строительстве с заголовком «Путин сказал: надо! Якутия — а у нас уже!».

— Мне понравился тот фильм с Лиамом Нисоном. Самолет потерпел крушение где-то на севере, и на группу выживших начали охотиться волки. Там был главный волк, альфа-самец, и все подводило к его финальной схватке с главным героем. Он их выслеживал, загонял — настоящая война, — и в итоге человек понимает, что дальше идти некуда, ему остается только принять бой… Я люблю волков. Я видел их только в зоопарке. Но я торчал у его клетки чуть ли не час, мы смотрели друг другу в глаза, и у меня холодело внутри, такой у него был взгляд.

— Я найду тебе такого волка, если возьмешь меня в режиссеры.

— Эй, ты только постарайся, чтобы он меня не съел!

— Не волнуйся, беспокойся лучше о сегодняшнем концерте — тебя, судя по всему, порвут на части именно там…

Он перепугался не на шутку. За полчаса до выступления в зале начали появляться странные люди, они заполняли собой и своей охраной все коридоры, очень громко кричали в телефоны, решали срочные вопросы с «поляной» после выступления.

19:45, Якутск (Московское время 13:45)

— Андрей, где моя жена?

— Я не трогал ее, не переживай…

— Это не смешно, совсем не смешно! Я ее потерял, не могу найти! Я без нее не выйду!

В зрительном зале ерзают тревожно местные главы администрации, волонтеры ускоряют свое броуновское движение, братки расступаются и тоже начинают волноваться — все ищут Нэттлин, даже полуодетые танцовщицы go-go. Я понимаю, что это идеальный момент упиваться бесконечной властью и контролем, но времени на это уже нет.

Жену Роя нашли там, где была ваза с фруктами. Она сидела в соседней раздевалке, которую только чудом не закрыли — я подскочил, оттолкнув уборщицу в сторону, и рванул дверь на себя… Шоу продолжалось.

Рой Джонс

21:10, Якутск (Московское время 15:10)

Когда Рой прыгнул в зал, я схватился за голову. Восьмитысячная арена стояла, все тянули к нему руки, словно это очередной фильм о зомби Дэнни Бойла или тот, что еще хуже, с Милой Йовович. Казалось, еще несколько секунд, и Рой просто будет отбиваться, бросая в разные стороны беспорядочные удары.

— Вытолкните его назад на сцену! — кричал я охране в рацию, срывая голос. В зрительном зале уже был смят тот ряд, где сидели местные министры и главы администрации. Здесь точно нужны были дробовик, много резиновых пуль и слезоточивый газ. Толпу качало в такт ритмам, Рой перекрикивал музыку и фонтанировал энергией, а охрана собиралась к сцене, чтобы организовать ему последний коридор и вывести из зала.

— Всем спасибо, я счастлив! — были мои последние слова в радио. — Вырубайте весь свет, даю отсчет…

8 ноября

09:30 Аэропорт Якутска (Московское время 3:30)

— Я подумываю о трех-пяти боях, хочу еще раз стать чемпионом — в первом тяжелом весе… Тогда буду считать, что миссия выполнена.

От Роя и его бредней я уже порядком подус­тал. Его жена спит на ходу, а сам я не смогу заснуть еще почти сутки. Нервное перевозбуждение, абсолютный сбой в организме внутренних часов и защитных механизмов.

Накануне вечером Рою подарили якутский нож — ничего особенного, такие же делают на зоне из заточенных кустарным способом ложек. Мне давать в руки оружие не рискнули, везу в Москву хомус — якутский даже не музыкальный инструмент, а так, довесок к искусству горлового пения. Затем показывали мне, как на нем играть, чтобы никого не убить…

Я пас коров в Крыму, возил зерно из Казахстана, участвовал в полуподпольных боях, сам проводил боксерские бои, вот и еще один дурацкий пункт в бессмысленном резюме — режиссер шоу с Роем Джонсом в главной роли. Несостоявшийся игрок на хомусе и охотник на волков.

Расскажите друзьям:
Комментарии - 0
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи.
Ч Л
23.09.2021
5 из 5

Что сказать?) Хорошая линия и кэфы хорошие… Пару раз бывал в клубе, приятно) В выхи конечно народу многовато, а так ок)

все отзывы все
M
06.09.2021
5 из 5

Очень радует их приложение и кефы

все отзывы все
L
27.08.2021
4 из 5

Кефы канеш не самые высокие здесь, но их хотяб не занижают при выводе, в принципе тут можно играть и неплохо выиграть)

все отзывы все
С
26.08.2021
5 из 5

Отличные кефы и линия, играю здесь уже давно, вывожу все на карту и вывод моментальный — ну примерно минуты 3, надежная контора

все отзывы все

Подобные
Статьи

все все
титул чемпиона НБА.
Кто здесь властелин колец?
Юрий Усынин
18 октября 2021
Национальная Хоккейная Лучшая
Национальная Хоккейная Лучшая
Юрий Усынин
08 октября 2021
Все интриги Евролиги
Все интриги Евролиги
Юрий Усынин
27 сентября 2021